Ладомир
Научно-издательский центр

Уильям Бекфорд

Ватек

В 3-х томах
4 400 ₽
Цена при покупке в издательстве
Формат: полиграфический 70×90/16, физический 17×22 см
Тип переплёта: твёрдый
Покрытие переплёта: бумвинил (нетканевый материал)
Объём: 296 страниц + 792 страницы + 388 страниц, обилие иллюстраций
Вес трёхтомника: 2,6 кг.
Book cover

Первое на русском языке полное собрание восточных повестей и сказок одного из наиболее самобытных английских писателей — Уильяма Бекфорда (1760 — 1844), который прежде был известен отечественному читателю только своей вариацией на тему Фауста — повестью «Ватек» в переводе Б.К. Зайцева, осуществлённом в 1911 году и переизданном в 1967-м в серии «Литературные памятники», после чего многократно перепечатывавшемся. Унаследовав от отца, лорда-мэра Лондона, огромное состояние, позволившее собирать коллекции книг, искусства и древностей, много путешествовать, построить две башни в Англии, а в Португалии роскошно обставить дворец, упомянутый Байроном в поэме «Паломничество Чайльд-Гарольда», Бекфорд предвосхитил странствия знаменитого литературного героя: прожил долгую, насыщенную необычайными событиями жизнь, стал свидетелем Французской революции 1789—1792 годов, поражал современников экстравагантными поступками. Своим творчеством, в котором отразились неординарность его личности, пылкий темперамент и удивительная широта познаний, он повлиял на столь разных поэтов и писателей, как Джордж Гордон Байрон, Томас Мур, Стефан Малларме, Бенджамин Дизраэли, Говард Филлипс Лавкрафт. Им восхищались Алджернон Суинберн, Андре Жид, Проспер Мериме, Хорхе Луис Борхес и многие другие.

Прочитав в юности сказки «Тысячи и одной ночи» во французском переводе, Бекфорд так страстно увлекся ими, что взялся учить арабский язык и принялся сначала переводить эти сказки, творчески их перерабатывая, а затем и сочинять — чаще всего на французском языке — волшебные истории в восточном стиле. При этом молодой писатель не подражал прочитанному, а переиначивал традиционные или придумывал собственные оригинальные сюжеты и образы.

Не всегда бывает легко определить жанровую принадлежность произведений Бекфорда: восточный фольклор и сказочные мотивы переплетаются в них с чертами рыцарских и готических романов, а также романов воспитания; встречаются экспрессионистские зарисовки, элементы ужасного, фантастического и гротескного; нередко повествование оборачивается пародией на привычные жанры. Египет, Ближний Восток, Аравия, Персия, Турция, Месопотамия, Индия, Китай, Испания XVII века — вот неполный перечень экзотических мест действия в восточных творениях Бекфорда, написанных в возрасте от 15 до 23 лет.

Куда бы ни отправлялся он в своих сочинениях — на прогулку по окрестностям или в царственные Альпы, на овеянный легендами Восток или в глубины собственной души, — он неизменно восхищает и удивляет своей эрудицией, оригинальностью стиля и тональности, дерзкими культурными и религиозными сопоставлениями, сардонической усмешкой, изощрённой фантазией, а порой и обострённой чувственностью, доходящей до безудержного сладострастия.

В данное издание включён новый перевод повести «Ватек», выполненный с другого оригинала, нежели текст Б.К. Зайцева, а также три примыкающие к ней истории — так называемые «Эпизоды “Ватека”».

В образе халифа Ватека (девятого аббасидского халифа, внука легендарного Харуна ар - Рашида) автор воплотил — прибегнув к фантастическому гротеску — свои представления об интеллектуальных потребностях и жажде наслаждений, которые веком Просвещения признавались естественным правом каждого человека. Способный убивать одним взглядом, жестокосердный и сластолюбивый Ватек возымел дерзкое желание постичь скрытые законы судьбы и мироздания, «тайны Неба», дабы подчинить Вселенную собственной власти. Ради достижения вожделенной цели он вступил в сговор с силами преисподней и попрал нормы человечности. Эгоистическое тщеславие главного героя повести обернулось против него самого: с каждым шагом иллюзорное счастье приближало самонадеянного Ватека к исчезновению в подземном царстве грозного Иблиса (Сатаны), к вечной круговерти отчаяния. По мысли автора, таков удел тех, кто предаётся разнузданным страстям. Аллегория вступает в повести в спор с просветительской моралью, ибо декларирует беспомощность человека в непознанном мире всемогущего зла.

Помимо корпуса текстов, связанных с «Ватеком», в настоящее издание вошли и другие произведения Бекфорда восточной тематики, рукописи которых хранятся в Бодлианской библиотеке Оксфордского университета (полное научное издание этих произведений до сих пор нигде в мире не предпринято).

Книга снабжена обстоятельной статьёй о жизни и творчестве писателя, а также об ориентализме в европейской литературе, в рамках которого западные историки, философы и литераторы, переосмысливая восточные и мусульманские традиции, понятия и реалии, сформировали собственное представление о них, порой весьма далёкое от действительности.

Обширные примечания, отражающие варианты некоторых текстов Бекфорда, иллюстрации и другие сопутствующие материалы помогут глубже проникнуть в фантасмагорический мир «роскошнейшего из английских прозаиков» (по выражению Стефана Малларме).

Издание великолепно оформлено и адресовано самому широкому кругу читателей.

Социальные сети «Ладомира»