Ладомир
Научно-издательский центр

Жюль Мишле

История французской революции

Подарочное издание в десяти книгах
60 000 ₽
Цена при покупке в издательстве
Количество экземпляров ограничено
Издание подготовили: Ю.В. Гусева, А.В. Гордон, Н.Т. Пахсарьян
Ответственный редактор: С.Л. Фокин
Формат: полиграфический 70×90/16, физический 17×22 см
Тип переплёта: твёрдый
Покрытие переплёта: ледерин (тканевый материал)
Объем: 628 + 728 + 636 + 752 + 460 + 844 + 824 + 959 + 984 + 650с.
Book cover
На фото представлена первая книга дополнительного тома.

Первый русский полный научно комментированный перевод лучшего произведения «отца исторического знания», «творца истории Франции», ярчайшего представителя романтической историографии Жюля Мишле (1798—1874). Будучи самым известным историко-документальным художественным повествованием об одном из важнейших событий в истории человечества, «История Французской революции» (1847—1853) — в силу своей грандиозности — до сих пор оказывалась вне внимания отечественных издателей.

Хорошо документированная, охватывающая практически все аспекты революционных событий во Франции 1789—1794 гг., полная тонких наблюдений, она представляет собой не только историческое, но и выдающееся литературное произведение романтической эпохи. Под пером Ж. Мишле, считающегося одним из крупнейших французских стилистов XIX в., история Франции получила художественное воплощение, равное которому в историографии найти затруднительно. Это повествование, основанное на архивных источниках, многие из которых впоследствии были утрачены, и свидетельствах современников, читается как увлекательный роман, а сила созданных автором художественных образов героев и событий такова, что оказала влияние как на последующую историографию Французской революции, так и в целом на французскую литературу.

«Поэма о французском народе» — вот наиболее емкое определение, которое получил бессмертный труд Ж. Мишле. Издание снабжено обширным научным (по глубине и охвату — энциклопедическим) аппаратом, отражающим современное состояние историографии и литературоведения, в том числе обстоятельными статьями, подробнейшим комментарием, аннотированным именным указателем и хронологическими таблицами.

Перевод текста Ж. Мишле и комментарий к нему, а также статьи и прочие справочные материалы вошли в первые шесть книг подарочного издания

Эти шесть книг богато проиллюстрированы: воспроизведено ок. 500 гравюр из прижизненных изданий Мишле и его современников.

Фрагмент труда Ж. Мишле с описанием взятия Бастилии был опубликован в приложении «НГ-Exlibris» к «Независимой газете».

Создавая свою грандиозную «Историю Французской революции», Ж. Мишле стремился к предельной точности и достоверности в изложении событий тех лет. Но сколь бы яркими и скрупулезными ни были предложенные им описания, современному читателю не обойтись без сопутствующего иллюстративного материала. В основных шести книгах воспроизведены сотни гравюр, сопровождавших первые прижизненные публикации «Истории Французской революции». Однако, по сути своей, данные гравюры стоит рассматривать, скорее, как иллюстрации к конкретному тексту, в большей или меньшей степени отражающие свободу замысла художника, нежели полноценные «исторические» картины, цель которых — задокументировать те или иные события и сохранить их в памяти потомков. По этой причине они не позволяют читателю в достаточной степени наглядно представить себе вселенную той эпохи во всем ее многообразии.

Именно с этой целью в дополнение к указанному шеститомнику издан том иллюстраций в четырех книгах. В основу его составления положен новаторский подход к самому феномену Французской революции: она рассматривается как явление цивилизационного порядка, ведь в этот период в повседневный обиход был введен новый календарь, задуманы и пошиты оригинальные костюмы, разработана новая система символов, атрибутов и ритуалов, отражавшая настроения и политические чаяния эпохи, созданы проекты памятников, посвященных знаковым событиям и героям революционных лет, проводились пышные, продуманные до мелочей празднества, каждое из которых имело большое символическое значение.

В первой книге дополнительного тома («Участники и современники Революции») представлены портреты революционеров, свидетелей и героев тех «бравых дней», не только образы ключевых деятелей, но и лики множества причастных к Революции современников, прочно и неразрывно с нею связанных, сохранившихся в памяти потомков или забытых, но, так или иначе, вершивших в те великие дни судьбы Европы и мира. Некоторые из этих личностей послужили героями жанровых сцен, в которых нашел отражение взгляд художника на их место и роль в тех памятных событиях.

Во второй книге («Важнейшие события Французской революции. 1789—1794») представлена в художественных образах хронология Революции. Основные события той поры (великие победы и жестокие сечи, судьбоносные заседания, убийства, мятежи и парады, горячая кровь из самого сердца Франции, пролитая «за гремучую доблесть грядущих веков») запечатлены на полотнах знаменитых художников, сработаны резцами лучших граверов той поры, явлены в мраморе и отлиты в бронзе. Здесь и толпа, оглашающая воодушевленными криками Пале-Рояль, и окутанные дымом орудий стены Бастилии, и гвардейцы, расстреливающие на Марсовом Поле перепуганную толпу, и двор дворца Тюильри, переполненный революционным народом… Темные стены Тампля, бескрайние и светлые поля близ Жемаппа, залитые кровью Авиньон и Нант и зловещие испарения, поднимающиеся с Вандейских болот, — всё это явлено читателю во множестве воплощений, представлено калейдоскопом форм и обличий.

В третьей книге («“Картины Французской революции”. Мода времен Революции») репродуцирован знаменитый альбом гравюр «Картины Французской революции», изданный к ее столетию и в наши дни ставший большой библиографической редкостью. Помимо впечатляющей галереи исторических сцен, в этом альбоме воспроизведены также портреты важнейших деятелей Революции, расставленные в порядке, отражающем представления тогдашних издателей альбома о степени значимости отобранных персон. За десятилетия, прошедшие со времени публикации этого выдающегося творения изобразительного и полиграфического искусства, сместились многие акценты, подверглись переосмыслению основные вехи Революции и памятные деяния ее участников. Как следствие, суждения тех лет порой могут вызывать у современного читателя удивление, что не умаляет их ценности. Кроме вышеупомянутых гравюр, в третью книгу были включены рисунки О.-Э. Гийомо из альбома «Костюмы времен Французской революции», в мельчайших подробностях представляющие эволюцию женской и мужской моды того времени, начиная с января 1790 года и заканчивая сентябрем 1806-го. Красочную галерею модных образов завершает подборка костюмов конца 1780—1790-х годов, важной частью которой стали гуаши Ж.-Б. Лесюёра, интересные прежде всего своей документальной ценностью: они создавались практически с натуры, пусть и имели нарочито лубочный характер.

Особый интерес представляет четвертая книга («Материальная культура эпохи Революции»). На ее красочных страницах, передающих, как и другие три книги, атмосферу эпохи, явлен богатейший антураж того времени, предметный мир Революции — мебель и драгоценные сервизы, вооружение, монеты и ассигнаты, копии манифестов, карикатуры, прокламации, программки театральных спектаклей… И снова, рассматривая инкрустированные шкафы и резные столешницы, роскошную посуду и фарфоровые статуэтки, сливовые кюлоты и витиеватые парики, читатель словно бы приобщается к драматичной эпохе, проникается ее дыханием и ощущает себя в интерьерах тех старых — овеянных духом времен — французских гостиных… Отдельного внимания заслуживают разделы, в которых собраны аллегорические изображения по мотивам событий Революции, а также карикатуры и шаржи. Каждый из этих разделов отражает особенности тогдашнего восприятия происходящего: в первом случае доминирует тяготение к эмблематичности, лежащее в основе возвышенных аллегорических картин, в чем-то схожих с полотнами на мифологические сюжеты, во втором — главенствует острая социальная проблематика, желание отразить противостояние политических взглядов и вызвать у зрителя эмоциональный отклик, с чем как нельзя лучше справляются гротескные образы из сатирических зарисовок.

Дополнительный четырехкнижный том не знает себе равных как по объему, так и по охвату представленного изобразительного материала, может послужить прекрасным учебным и справочным пособием, удовлетворить интересы самого широкого круга читателей.

Подарочное издание снабжено не только дополнительным томом, но и вкладышем с картами Парижа и Франции соответствующего времени. Все книги подарочного издания имеют тканевое покрытие и суперобложки.


Об особенностях приобретения подарочного издания

Реализация издания пройдет в два этапа:

  • начиная со 2 сентября, в день открытия книжной ярмарки в Гостином Дворе (Москва, 2—5 сентября 2022г.);
  • начиная с 1 декабря, в день открытия ярмарки «Нон-фикшн» (Москва, 1—5 декабря 2022г.).

На первом этапе к продаже будут предложены по цене 24 тысячи рублей тома с 1-го по 6-ой и первая книга дополнительного тома, на втором этапе по цене 36 тысяч рублей — оставшиеся три книги дополнительного тома, две карты и комплект суперобложек для всех книг подарочного издания. Итого полная стоимость подарочного издания составит 60 тысяч рублей за десять книг, комплект суперобложек и карты.

Социальные сети «Ладомира»